ГЛАВА 3-я. Из раскрытых окон тянуло вечерней прохладой и запахом цветов.
Обмен учебными материалами


ГЛАВА ТРЕТЬЯ. Из раскрытых окон тянуло вечерней прохладой и запахом цветов.



Из раскрытых окон тянуло вечерней прохладой и запахом цветов.

Джорджия сидела за письменным столом Валери и печатала очередное длинное и запутанное письмо. На секунду прикрыв глаза, она вдохнула опьяняющий запах роз и потянулась, словно кошка.

– Когда закончите письмо, то можно на этом поставить на сегодня точку.

Услышав голос Кира, она раскрыла глаза. Они работали вместе в полном молчании, за исключением нескольких телефонных звонков и пары необходимых фраз, которыми они перекинулись. И теперь от завораживающих звуков его густого голоса Джорджия почувствовала жар во всем теле. Она быстро опустила руки и повернула к нему голову.

Кир тоже не остался равнодушным, увидев, как тонкая ткань белой блузки обрисовала упругую грудь Джорджии, когда та усталым движением подняла вверх руки и потянулась. У него даже голос прозвучал хрипло, а это явный признак возбуждения.

– Я вполне могу еще поработать час-другой, если необходимо, – ответила Джорджия.

Киру очень хотелось согласиться – искушение было велико. Тогда он снова сможет наблюдать, как она потягивается…

Господи, он, кажется, переработал!

Недовольный собой, Кир встал и решительно отодвинул в сторону пачку писем.

– Нет, хватит. – Он запустил ладонь в черную шевелюру. – Да и обедаем мы по воскресеньям в семь, а вы, наверное, захотите вывести Хеймиша на прогулку.

– Не только ему не помешает размяться, – улыбнулась Джорджия. – Я словно вросла в кресло!

– Уже жалеете, что согласились на такую работу? Но это лишь верхушка айсберга. Предстоящая неделя будет очень напряженной.

Улыбка исчезла с ее лица.

– Нисколько не жалею! Я привыкла к бешеному темпу и вполне справляюсь, так что, пожалуйста, на этот счет не беспокойтесь.

– Рад слышать. Завтра утром нам предстоит куча дел помимо этой проклятой корреспонденции. Из-за болезни Валери накопилась целая гора писем. И еще – вам нужно будет каждый день вечером отвозить почту в Локхил. И… – он сделал паузу, – вам придется поехать со мной в Данди на концерт классической музыки. Это благотворительная акция, устроенная моим приятелем. У меня приглашение на два лица, и я подумал, что вы могли бы пойти со мной. У вас есть подходящее вечернее платье?

Он просит ее просидеть с ним целый вечер на концерте? Слушать чудесную классическую музыку ей нисколько не трудно, но провести вечер с человеком, который даже не знает значения слова «отдыхать»…

Все время, пока они работали, ей казалось, что он натянут как струна, и при каждом его движении она вздрагивала.

Только концерта ей не хватало!

Джорджия перебрала в уме содержимое своего чемодана и поняла, что у нее нет подходящего наряда для такого случая.

– Боюсь, что… у меня нет с собой вечернего платья, – сказала она. – Я не думала, что оно понадобится.

– Я поговорю с Мойрой. Наверняка в доме найдется пара старинных платьев. – Синие глаза, прищурившись, пристально смотрели на Джорджию. – Если ничего не подойдет, тогда прогуляйтесь по магазинам и подберите себе что-нибудь.



Джорджия застыла от возмущения.

Она не собиралась тратить деньги на дорогое вечернее платье, которое, скорее всего, никогда больше не наденет! Да еще лишь затем, чтобы Киру Страхану не было за нее стыдно!

– Может, я просто подожду вас вне концертного зала? – предложила она.

– Об этом не может быть и речи! Разве вы не любите наряжаться? Для большинства моих знакомых женщин это не такое уж тяжелое испытание.

Его неотразимые глаза весело блестели, но Джорджии было не до смеха.

– У меня очень ограниченный бюджет, и я не могу себе позволить дорогую одежду. У меня брат, дом и собака, так что приходится изворачиваться.

Он нахмурился, а ей сделалось неловко оттого, что она открыто призналась в своих материальных затруднениях..

Но она терпеть не могла притворяться. Лучше всего сказать правду… и будь что будет. Родители внушили эту истину им с братом с раннего детства.

– Да, Лондон – дорогой город для проживания, – сказал Кир. – Но разве садоводческий бизнес Ноя до сих пор не приносит дохода?

– Глентейн – его первая по-настоящему выгодная сделка. Мы с ним вкладываем в его бизнес каждое сэкономленное пенни. Ноя пока еще не признали, но он блистательный дизайнер, и я уверена, что очень скоро у него не будет отбоя от заказчиков!

– Я лично убедился в его способностях и согласен с вами.

– Я… сейчас закончу письмо, а потом пойду прогулять Хеймиша.

– Джорджия…

– Да?

– Я уверен, что Мойра найдет какое-нибудь подходящее платье.

От теплых поток в его голосе Джорджия покраснела.

Кир наблюдал за тем, как тонкие пальцы летают по клавишам, и думал, что все рассказанное ему Ноем о секретарских способностях своей сестры, оказалось правдой. Она справилась со всеми многочисленными заданиями, которые посыпались на нее сегодня, и ни разу не запаниковала.

И он зря поставил ее в неловкое положение из-за вечернего платья, но ее искренность ему понравилась. Не так уж много людей могут прямо сказать правду о своем финансовом положении, и при этом нисколько не жалуясь, а просто констатируя факты.

Кир хотел было уйти и направился к двери, но задержался и какую-то минуту стоял и смотрел, как красиво загибаются у Джорджии кончики длинных каштановых волос.

А от воспоминания о том, как тонкая блузка обрисовала ее привлекательную фигурку, когда она потягивалась, лучше воздержаться.

Наконец он отвернулся и в крайнем возбуждении торопливо вышел из кабинета.

День был теплый и ясный.

Джорджия надела темно-желтый пуловер и узкие белые брюки. Ей не понравилось замечание Кира о футболке, и сегодня она постаралась, чтобы ее одежда не выглядела небрежной.

– Куда вы собрались в такое чудесное утро, милочка?

Добродушная экономка перехватила Джорджию на пути к машине.

Приподняв солнцезащитные очки, Джорджия улыбнулась миссис Гантри – эта немолодая женщина была ей симпатична.

– Я еду в Локхил, на почту, – хозяин попросил. Он хотел сам меня туда отвезти, но у него масса телефонных переговоров.

По правде говоря, Джорджия была рада поехать одна, так как Кир сегодня встал с левой ноги и пребывал в дурном настроении.

– У него всегда уйма дел, – вздохнула Мойра. – Он совсем недавно стал лэрдом, а уже столько всего успел! Удивительно способный и трудолюбивый человек.

– До него брат был лэрдом?

– Да, но он погиб в автокатастрофе в Америке. Никто и подумать не мог, что Кир когда-нибудь сюда вернется. Однако со смертью Робби у него не было другого выхода. Да что это я разболталась! Счастливого пути, девочка. Увидимся позже.

Экономка ушла, а Джорджия осталась стоять на посыпанной гравием подъездной дорожке около своей машины, обдумывая слова Мойры о том, что никто не ждал возвращения Кира в Глентейн.

Наверное, поэтому он предупредил ее в первый же вечер, чтобы она не делала поспешных выводов?

А она считала само собой разумеющимся, что он влюблен в Глентейн.

Оказывается, у него были веские причины, чтобы не стремиться сюда.

Это трагично – жить в таком потрясающем месте, а в душе желать уехать куда-нибудь подальше. Еще одна ирония судьбы: сама Джорджия живет в тесной квартирке в Хаунслоу рядом со взлетной полосой аэропорта Хитроу, бьется как рыба об лед, стараясь свести концы с концами, и мечтает о покое и тишине сельской местности и о том, чтобы не думать о постоянной нехватке денег. А Кир… Его жизнь – полная противоположность ее жизни, но он, кажется, глубоко несчастлив.

Как во всем этом разобраться?

Джорджия села в машину, сверилась с оставленной на сиденье картой и включила мотор.

Хотя ей очень хотелось подольше полюбоваться пейзажем, придется не задерживаться в Локхиле и поскорее вернуться в Глентейн, чтобы освободить своего босса от излишней работы.

Джорджия сидела в своей комнате перед туалетом с изящным викторианским зеркалом и накладывала на губы темно-лиловую помаду.

Она примирилась с мыслью, что ей придется сопровождать Кира на концерт, и немного успокоилась.

Они проработали бок о бок целый день, оторвавшись лишь для того, чтобы выпить чашку чаю, принесенную Мойрой, и она видела, как легко Кир оценивает и разрешает ситуации, как дипломатичен и внимателен, когда к нему обращаются с деликатными вопросами.

Все это не могло не вызывать восхищение. А уж что говорить про его блестящие синие глаза и твердый, красиво очерченный подбородок…

Джорджия увидела в зеркале собственные заблестевшие глаза и замерла, сжимая пальцами металлический тюбик губной помады. Как горят щеки! Наверное, годы безбрачия дают о себе знать, раз она постоянно думает о том, что они с Киром могли бы…

Джорджия нахмурилась. Ей не следует возбуждать себя эротическими картинками!

Она сунула помаду в сумочку и рывком встала, подхватив шаль с черной бахромой, которую Мойра разыскала для нее вместе с черным вечерним платьем.

– Джорджия, вы готовы? – раздался вслед за стуком в дверь голос Мойры.

У Джорджии вырвался вздох облегчения, и она прижала руку к груди, чтобы успокоить внезапно подпрыгнувшее сердце. На какое-то мгновение она подумала, что это Кир.

Прежде чем встретиться с боссом в этом нарядном платье, ей нужно время, чтобы освоиться.

– Хозяин ждет вас в машине, – веселым тоном продолжала экономка. – Он просил вас поторопиться.

Посередине адажио для струнных инструментов американского композитора Барбера – музыки, которая всегда напоминала ему о том, что этот мир хрупок, – Кир посмотрел на профиль своей спутницы, иего пронзило такое сильное желание, что сердце бешено заколотилось. И неудивительно – Джорджия Камерон выглядела потрясающе.

Он не мог не заметить восхищенные взгляды, которые бросали на нее, когда они шли в старинное, начала девятнадцатого века, здание, где должен был состояться концерт.

Его мужскому тщеславию льстило, что он сопровождает такую интересную женщину, чья красота подчеркивалась эффектным черным атласным платьем. Она просто великолепна в нем, и носившая это платье до нее обладала хорошим вкусом, подумал Кир. Женственный фасон напоминал моду 1930-х или 1950-х годов. Узкое в талии платье подчеркивало изгибы фигуры, а в изящном вырезе виднелась безупречно гладкая кожа.

Интересно, спрашивал себя Кир, Джорджия догадывается о том, что к ней прикованы взоры окружающих?

В зале оказалось несколько знакомых Кира, и они с явным любопытством смотрели на них, а ему, как ни странно, было даже приятно это разглядывание.

С того самого момента, как он вернулся в Глентейн, в округе не утихали пересуды о том, встречается ли он с кем-нибудь.

Он часто бывал в отъездах, связанных с бизнесом, но считалось, что лэрд должен предпочесть всем другим знакомствам девушку из Глентейна. Особенно этого ждали старожилы. Они надеялись на скорую свадьбу, на то, что молодой лэрд обзаведется женой и детьми. В отношении Робби их надежды не оправдались, и поэтому они ждали, что Кир сделает то, чего не успел сделать его брат.

А Кир для себя решил, что без этих оков он вполне обойдется. И вообще лучше не оглядываться назад, следуя традициям и привычкам, а надо жить в ногу со временем.

Вот поэтому-то он специально пригласил молодого современного дизайнера Ноя Камерона, когда собрался заняться парком. Ему был нужен свежий взгляд. Он сам себе хозяин и не пойдет на поводу у старорежимных соседей. Сам будет решать, как управлять поместьем, и не позволит диктовать ему правила игры.

А пока что легкий запах духов Джорджии стал причиной новой вспышки возбуждения.

Да, кажется, она все больше и больше притягивает его…

Во время антракта официант в черном галстуке-бабочке обносил зрителей напитками. Кир взял с подноса бокал шампанского, а Джорджия – стакан с газированной минеральной водой.

Они устроились в углу переполненного фойе. С высокого лепного потолка свисала необыкновенно красивая люстра, ее хрустальные подвески сверкали, словно огромные бриллианты. Стены были украшены портретами викторианской эпохи, и застывшие лица строго взирали на великолепие зала.

– Вам нравится концерт?

– Вы и не представляете, какой подарок мне сегодня сделали! – Золотисто-зеленые глаза Джорджии сияли. – Я куда-то унеслась вместе с музыкой! Врачам надо прописывать больным вместо транквилизаторов концерты классической музыки, по крайней мере раз в месяц, и тогда, я уверена, большинство людей избавятся от депрессии!

Она произнесла это с таким чувством и таким завораживающим блеском в глазах, что Кир растерялся и не нашелся, что ответить, а просто не отрываясь смотрел на нее.

Сколько в ней страстности!

А каково будет вступить в связь с этой женщиной?

Он встречался со многими женщинами, но ни разу по-настоящему не привязывался к ним. Кир знал, что в этом, скорее всего, его вина – он слишком долго скрывал свои чувства и поэтому не способен снять маску ни перед кем.

– Уверен, что вы правы, хотя служба здравоохранения может обанкротиться.

Он улыбался, но только губами, а не глазами. Джорджия это заметила и не могла понять, что же его мучает: потеря брата или еще что-то?

Собственные страхи она знала хорошо: страх за брата – а вдруг с Ноем случится что-нибудь ужасное? – страх лишиться дома, страх заболеть и потерять трудоспособность.

И еще она боялась… навсегда остаться одинокой.

Но не стоит поддаваться меланхолии. Ведь всего минуту назад она так радовалась.

– Я где-то прочитала, что большинство несчастий происходит потому, что люди не могут посидеть в одиночестве в комнате, подумать и помолчать. Может, оттого, что они боятся действительности? Наверное, это похоже… ну вот когда помешиваешь суп и не знаешь, что всплывет на поверхность. И поэтому люди стараются занять себя чем угодно, лишь бы не задумываться. А вы как считаете?

– Мы живем в мире коммерции, и не у всех есть время, чтобы сидеть и благодушно почесывать живот.

Его замечание ее задело, но тем не менее Джорджия почувствовала, что ее рассуждения не оставили Кира равнодушным.

– Хорошо, что иногда нам представляется счастливая возможность – вот как сегодня – послушать музыку, которая поднимает настроение и помогает нам думать не только о мире коммерции, но и о других вещах. – В ее тоне слышался явный вызов. – Я, например, сошла бы с ума, если бы не могла посидеть хоть немного в тишине и покое!

Джорджия видела, что Кира затронула музыка, и для этого ей вовсе не надо было смотреть на его профиль.

Она чувствовала, что в тайниках души этого серьезного бизнесмена и лэрда живет ранимый человек. Человек, которого он решительно не желает никому показывать.

Может, боится, что его обидят?

– Да… тишина и покой. В конце концов, все этого хотят. – К ее удивлению, он с ней согласился. – Скажите… а что еще, помимо музыки, доставляет вам удовольствие?

– О, много чего. Вот только времени на, все не хватает.

– Например?

– Ну… – Улыбка у Джорджии была обезоруживающая, как у маленькой девочки, которой только что сказали, что она будет подружкой невесты. – Читать очень люблю… обо всем забываю с хорошей книжкой. Еще люблю копаться в земле – у нас есть крошечный садик. Обожаю ходить пешком… и плавать… и кино люблю. Еще можно кое-что добавить? – Она перевела дух и засмеялась. – Гулять с Хеймишем и, разумеется, проводить время с братом.

– Никак не можете дождаться уикенда, когда он приедет?

– Да! Я ужасно без него скучаю!

Она не смогла скрыть своего нетерпения, а Кир был просто очарован тем, как оживилось ее лицо.

– Когда вы виделись с ним в последний раз?

– Три месяца назад. Он приезжал на два дня в конце мая. А вы тогда были по делам в Нью-Йорке – я помню, как Ной сказал мне об этом.

Кир тоже это помнил. Он летал туда для выяснения обстоятельств аварии, в которой погиб Робби. В машину брата врезался пьяный водитель, и у Робби не было шансов выжить. От этих мыслей у Кира свело все внутри.

– Вы с Ноем всегда дружили? – спросил он.

– Мы потеряли мать и отца почти одновременно – они умерли один за другим в течение года. Ною исполнилось четырнадцать, а я на пять лет старше. Родственников никаких у нас нет, и я решила, что сумею позаботиться о нас обоих.

Кир пытался переварить то, что она ему сказала, и на мгновение собственная боль от потери Робби отошла на второй план.

– Для девушки девятнадцати лет это немыслимо смелый поступок, – с восхищением произнес Кир.

– При чем здесь смелость? – искренне удивилась Джорджия. – А что еще мне оставалось? Не могла же я допустить, чтобы его забрали от меня. Моего младшего братика! И отдали бы чужим людям? – В светло-карих глазах заблестели слезы. – Я не смогла бы жить без него! И родители перевернулись бы в могиле! Семьи должны сплачиваться… когда случается несчастье. Вы с этим согласны?


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная